Реабилитация пана Леха
Польша.ру > Статьи о Польше
"Времена" № 189, 26 августа 2000 г.
Алексей Макаркин

 
Бывший польский президент не был агентом спецслужб

    ЛЕХ Валенса стал для многих символом польского сопротивления коммунизму. Но лишь недавно с него были сняты подозрения в том, что он вел двойную игру, "стуча" на своих коллег по оппозиционному движению.

RB2 Network
RB2
RB2 Network

    Валенса был идеальным лидером польских рабочих - таким же, как они. Верующий католик - для католической страны это очень важно. Хороший семьянин, отец четырех сыновей и четырех дочерей. Служил в армии, закончил службу в чине капрала. ("Я всего лишь капрал", - любил повторять пан Валенса, уже став всемирно известным профсоюзным лидером.) Долгие годы работал электриком на судоверфи в Гданьске. Был уволен за организацию забастовки, но, перемахнув через забор верфи, вернулся, чтобы снова поднимать рабочих на борьбу. Он не просто возглавил "Солидарность", но стал ее признанным лидером, ее "лицом". Яркий оратор, не сломавшийся под гнетом популярности (карьера одного некогда известного российского рабочего лидера оборвалась после появления в пьяном виде в аэропорту). Нобелевская премия в 1983 году и победа на президентских выборах 7 лет спустя стали вершинами политического пути бывшего электрика.

    Идеальный лидер оппозиции, Валенса стал плохим президентом. Поругался с либеральными интеллигентами, которые окружали его во время восхождения к власти. Затем поссорился с крайними антикоммунистами из числа католических политиков. Окружил себя старыми друзьями, многие из которых были явно некомпетентны: одним из его ближайших советников стал бывший шофер Мечислав Ваховский, которого называли "серым кардиналом" Валенсы за склонность к интригам с участием спецслужб. В конце концов Ваховский "засыпался" на организации сбора подписей в войсках МВД за выдвижение кандидатуры Валенсы на второй президентский срок (Польша - не Россия, там такой проступок вызывает действительно большой скандал, а не легкую политическую зыбь). Пришлось "гданьскому электрику" отправить своего друга в отставку. Не после первого тура (как Ельцин поступил с Коржаковым), а еще до голосования. Но и это не помогло остаться у власти.

    Валенсу выбрали бы на второй срок только в том случае, если бы его единственным реальным конкурентом был политик, хоть отдаленно напоминающий Геннадия Зюганова. Однако альтернативой был совсем не страшный бывший глава польских спортсменов Александр Квасьневский, который ассоциировался не с ГУЛАГом и старой партбюрократией, а с Социнтерном и реформами с "человеческим лицом". Даже большинство правых партий не захотели поддержать Валенсу - раз нет угрозы коммунизма, можно заняться "раскруткой" собственных кандидатов, а не поддерживать бывшего кумира.

    Однако главная опасность для Валенсы исходила не от Квасьневского. В начале 90-х годов в польских СМИ была опубликована сенсационная информация: президент республики - бывший агент спецслужб по кличке Болек. Данные, приводимые в "утекших" документах, выглядели правдоподобно. Якобы Валенсу завербовали еще в 70-е годы, когда он был активистом забастовочного движения, и он систематически информировал министерство общественной безопасности о настроениях среди бастующих рабочих. Разумеется, Валенса решительно опроверг эту информацию, но подозрения не развеялись.

    Известно, что представители польских спецслужб еще в 80-е годы любили говорить: все, о чем говорится на закрытых заседаниях "Солидарности", мы узнаем буквально на следующий день. То есть получается, что агенты госбезопасности находились в числе лидеров профсоюза. Кроме того, известно, что в сотрудничестве со спецслужбами были изобличены известные политики-демократы Восточной Европы - от немца Вольфганга Шнура до литовца Виргилиюса Чепайтиса. И, наконец, еще в начале 80-х наиболее радикальные активисты "Солидарности" обвиняли Валенсу в излишней умеренности и в готовности к компромиссам с властями.

    Все это, разумеется, можно отнести к разряду косвенных улик. Однако их совокупность рождала страшную картину. Лауреат Нобелевской премии мира, человек, вошедший тем самым в международную элиту, - стукач. Напряжение достигло высшей точки, когда Валенса решил в нынешнем году вновь баллотироваться на пост президента. Дело в том, что по польскому закону каждый кандидат в президенты должен пройти тщательную проверку на предмет сотрудничества с "органами". И если выяснится, что кто-то из претендентов на высший пост в государстве скрыл подобные факты своей биографии, то он автоматически снимается с дистанции. Примечательно, что поляки не запретили бывшим агентам баллотироваться в президенты, но сочли, что избиратель должен быть в курсе и этих подробностей биографий кандидатов.

    Пан Лех принял вызов. Его дело слушалось в суде, который вынес решение: невиновен. Выяснилось, что бывшие офицеры министерства общественной безопасности еще в 70-е годы начали готовить кампанию по компрометации неугодного им бунтаря. В рамках этой кампании и были сфабрикованы "донесения Болека". Однако, судя по всему, Войцех Ярузельский, пришедший к власти в 1981 году, не разрешил использовать эти фальшивки (все-таки генерал по происхождению дворянин). Зато после краха социализма им дали ход - не исключено, что сами изготовители.

    Так что репутация нобелевского лауреата спасена. Однако это вряд ли повлияет на шансы Валенсы стать президентом. В настоящее время они близки к нулю - социологи считают, что бывшего главу государства поддерживают от 2 до 4% поляков (на стороне Квасьневского - более 60%). За последние 5 лет Валенса еще больше стал восприниматься как фигура из прошлого. Впрочем, это не означает, что пан Лех не окажется снова хозяином Бельведерского дворца - резиденции польских президентов. Ведь ему всего 57 лет - на 11 лет меньше, чем де Голлю, когда тот вернулся из политического небытия на пост главы государства.