"Акция "Висла": трагедия польских украинцев

Польша.ру | Новости | Архив новостей
www.rosbalt.ru
 
RB2 Network
RB2
RB2 Network

    С 17 по 28 апреля в Польше проходят Дни памяти жертв "Акции "Висла", в результате которой 55 лет назад около 140 тысяч польских граждан украинской национальности было выселено из мест компактного проживания на востоке страны и "роспорошено" по западным и северным регионам, принадлежавшим до Второй Мировой войны Германии.
    Реализация "Акции "Висла" началась в 4 часа утра 28 апреля 1947 года силами подразделений Войска Польского, отрядов милиции и службы безопасности. Акцию сопровождала мощная пропагандистская кампания, которая должна была объяснить полякам такие действия необходимостью преодолеть вооруженное сопротивление "банд УПА", лишая его поддержки украинского населения. Впрочем, большинство поляков не надо было особенно убеждать в правильности такого решения - любые санкции по отношению к украинцам воспринимались как акты возмездия за массовые убийства отрядами УПА (Украинской повстанческой армии) польского гражданского населения на Волыни во время немецкой оккупации.
    Многие участники Варшавского восстания были уверены, что в его жестоком подавлении принимали участие подразделения дивизии СС "Галичина" (чего на сегодняшний день не берется подтвердить ни один серьёзный историк). Да и кроме этого в украинско-польских отношениях накопилось немало взаимных обид, начиная еще с вооруженного столкновения на улицах Львова в ноябре 1918 года. Но непосредственным и формальным поводом для принятия властями Народной Польши решения о выселении украинцев стало убийство 28 марта 1947 года в засаде, якобы организованной УПА, героя польского освободительного движения, генерала Сверчевского.
    Современные польские историки (например, Гжегож Мотыка, Роман Дрозд) описывают "Акцию Висла" следующим образом. Армия и сотрудники МВД окружали деревни с украинским населением (среди потерпевших, кстати, оказались также лица польской национальности из смешанных семей) и давали 2 часа на сборы имущества, из расчёта 25 кг на человека. Историки приводят факты, что иногда это время сокращалось до 20 минут, но даже собранное имущество не удавалось забрать из-за недостаточного количества транспортных средств, то есть лошадиных повозок.
    Тех, кто пытался сопротивляться или убегать, - убивали: по данным разных историков, погибло от нескольких десятков до нескольких сотен гражданских лиц. Ещё 3873 человека, заподозренные в непосредственных связях с УПА (в основном, представители интеллигенции и греко-католического духовенства), были отправлены в концлагерь Явожно; из них 173 чел. были казнены, а 161 чел. умерли от голода, болезней и истязаний.
    "Зачистка территории" состояла не только в выселении людей, но и в ликвидации самих мест, в которые можно было бы возвратиться. Дома, хозяйственные помещения и стройматериалы, которые нельзя было вывезти для нужд армии или местной власти, просто сжигали. Некоторый хаос, который возник во время проведения акции, исследователи объясняют тем, что тогдашнее руководство страны и армии не совсем правильно представляло себе размеры "проблемы". Согласно архивным документам, военные готовились к выселению 20-30 тыс. лиц украинской национальности. На самом же деле их оказалось около 140 тысяч.
    Украинцев переселяли на земли, доставшиеся Польше после войны, с которых ранее выселили в Германию этнических немцев. Населенные пункты на этой территории были уже серьёзно повреждены Красной Армией и Войском Польским. Грабить имущество изгнанных "фашистов" ездили караваны со всей Польши. То, что уцелело, досталось полякам, выселенным сюда с территории сегодняшней Западной Украины. Присутствие польских изгнанников стало ещё одним кошмаром для новоприбывших изгнанников украинских. Очевидцы расказывают, что для поляков, большинство из которых было жертвами воинствующего украинского национализма, терроризирование украинских семей стало одним из способов разрядки накопившихся обид, боли и унижений.
    В большинстве случаев переселённые украинцы попадали во враждебное им окружение отнюдь не случайно, а согласно специальной инструкции, которая запрещала поселять их компактно. Запрещалось расселять украинцев в городах, а в сёлах они не могли составлять больше чем 10% населения; не разрешалось селить их ближе 50 км от сухопутных границ, 30 км - от морских границ и областных центров, 10 км - от западной границы страны.
    До 1949 года жертвы "Акции "Висла" не имели паспортов (чтобы не смогли возвратиться обратно), а их временные удостоверения личности по цвету отличались от удостоверений переселенцев-поляков. Поскольку перемещенных оказалось намного больше, чем планировалось, многим из них не досталось земли, а в полуразрушеных домах ютилось сразу по нескольку семей. На новом месте "бандеровские пособники" не имели права занимать руководящие посты и вообще делать какую-либо карьеру.
    Первые возвращения на родные земли стали возможными только в 70-е годы, во времена либерального генсека ПОРП Эдварда Герека. Тогда же украинцам было позволено объединяться в культурные общества - "национальные по форме и социалистические по существу". Однако, версия "справедливого наказания" за причастность к "бандеровщине" тяготела над украинцами Польши на протяжении всего коммунистического периода истории страны.
    Открыто говорить и писать об этом стало возможно только после краха коммунистической системы в 1989 году. С того времени украинская община практически ежегодно напоминает польской власти и польскому общественному мнению о причинённой ей несправедливости, а историки пытаются разобраться в настоящих причинах "распорошения" украинского населения в Польше. В результате этого, устоявшийся взгляд на "Акцию "Висла" существенно видоизменился.
    Во-первых, большинство историков уверены, что для преодоления сопротивления УПА в 1947 году не было никакой необходимости переселять мирное население. Во-вторых, всё больше становится сторонников версии, что генерала Сверчевского убили вовсе не бандеровцы, а кто-то из "своих". А в-третьих, оказалось, что над тем, "как решить украинский вопрос", задумывались как польские "народники", так и польские социалисты ещё задолго до проведения "Вислы".
    Рассуждая о причинах проведения акции 1947 года, польский историк Роман Дрозд пишет: "Она была осуществлена вследствие реализации концепции однонационального Польского государства и желания польской власти развязать украинский вопрос путём денационализации украинцев". Если учесть, что до начала Второй Мировой войны нацменьшинства в Польше (тогда еще включавшей в себя Западную Украину, Западную Беларусь и часть Литвы) составляли около 30% населения, а сейчас - менее 3%, можно считать, что цель - превращение страны в мононациональное государство - достигнута.
    Невзирая на открытия историков, оценка этих исторических событий в польском обществе почти не изменилась. Многие из поляков и сейчас считают, что "Висла" была справедливым наказанием украинцев за страдания польского населения от рук "украинских фашистов". Свидетельством этого может стать критика как в правых, так и в левых средствах массовой информации страны письма президента Польши Александра Квасневского к участникам конференции по данной проблеме, в котором он назвал действия властей Польской Народной Республики "самой большой подлостью по отношению к украинскому населению".
"Акция "Висла" и все бездушные действия властей по отношению к украинскому населению должны быть однозначно осуждены. От имени Речипосполитой я хочу выразить соболезнование всем тем, кто пострадал вследствие этих позорных действий", - сказано в письме польского президента.
    "Извинился перед убийцами", - прокомментировала слова Квасневского на следующий день одна из праворадикальных газет. Ещё одно "национально-католическое" издание попыталось аргументировать: "Мы не можем позволить, чтобы нас столкнули на позицию народа с нечистой совестью по отношению к украинцам".
В этом, конечно же, есть смысл - иначе пришлось бы признать, что польская, пусть коммунистическая, но всё же власть, при общественном одобрении применила принцип "групповой ответственности" к своим согражданам украинского происхождения, определив им "наказание" за преступления, к которым они не имели никакого отношения. Ведь трудно поверить, что крестьяне (включая женщин и детей) из-под Кракова были причастны к убийствам поляков на Волыни или даже к борьбе УПА против польской власти.
    Но, несмотря на это, уже на протяжении 12 лет в Польше нет "политического согласия" на справедливую оценку "Акции "Висла", говорит историк Юрий Рейт, бывший председатель Объединения украинцев Польши (ОУП). Ни один из парламентов независимой Польши - ни правые, в основном выходцы из "Солидарности", ни левые, среди которых доминируют пост-коммунисты - не осмелились публично осудить "Вислу" и признать её преступным действием против большой этнической группы. Только польские либералы выражают такую готовность ("Существуют очевидные доказательства того, что это была этническая чистка", - заявил один из авторитетнейших польских политиков Яцек Куронь), но их голосов недостаточно для принятия соответствующего официального решения.
    Украинцы в Польше сегодня все ещё составляют одно из самых больших нацменьшинств. ОУП называет цифру в 200-250 тыс. человек, но на самом деле в эту цифру никто, кажется, не верит. Ведь если посмотреть на другие цифры, то в 107 украинских школах Польши учится только 2600 учеников, а единственная "всепольская" газета на украинском языке выходит тиражом менее 6 тыс. экземпляров. На улице большинство польских украинцев предпочитают разговаривать между собой по-польски, а когда переходят на украинский, то уже инстинктивно втягивают голову в плечи и снижают голос. При таких условиях ассимиляционные процессы имеют особенно благодатную почву - как заметил один из украинских историков в Польше, "ежегодно мы теряем около тысячи украинцев".
    Но самым главным объяснением ассимиляции польских украинцев является то, что большинство из них хотело бы избежать клейма "преступного народа", которое с них до сих пор не смыто. Ведь тяжело жить в собственной стране с чувством вины за преступления, которых не совершал, а также - с чувством несправедливости.

27.04.2002