План Бальцеровича

30 лет назад, 28 декабря 1989 года, Сейм принял законы, которые составили так называемый "План Бальцеровича". Его целью было заложить основы рыночной экономики. Однако эти преобразования повлекли за собой огромные социальные издержки. Предположения и последствия этого плана и по сей день являются предметом многочисленных споров.

Почти всё десятилетие 1980-х годов - от введения военного положения до первых месяцев 1989 года - власти Польской Народной Республики предпринимали безуспешные попытки вывести экономику из глубокого кризиса, в котором она застряла с конца правления Эдварда Герека. В 1982-1987 годах был осуществлен так называемый первый этап реформы. Он предполагал, в частности, большую независимость государственных предприятий и постепенный отказ от системы централизованного планирования. Коммунисты также намеревались создать новую налоговую систему. Большие надежды возлагались на создание предприятий с иностранным капиталом, которые должны были стать оазисами инноваций и "окнами в мир". Парадоксально, но в соответствии с интересами Кремля, проекты реформ предполагали увеличение расходов на вооружение. В 1983 году они оценивались более чем в 8% ВВП.

В ходе реализации реформ было принято 320 новых законов и 12 тысяч других правовых актов. Такое большое количество нормативных актов добавило неразберихи, и не привело даже к частичному решению основных проблем экономики, таких как снабжение. Неожиданным результатом "первого этапа реформ" стало развитие частного сектора, в основном в сфере услуг и торговли.

Второй этап реформы, осуществляемый с 1987 года, внес изменения в функционирование банковской системы и разрешил свободную торговлю валютами. Символом действий правительств Збигнева Месснера и Мечислава Ф. Раковского стал закон о свободе экономической деятельности, принятый в декабре 1988 года. Печально известным элементом реформы стало создание Фонда обслуживания внешнего долга.

В течение всего периода правления Ярузельского злотый постепенно терял свою стоимость. Массовое печатание денег не отразилось на доступности товаров и привело лишь к инфляции. Сбережения таяли, что привело к желанию обменять бесполезные злотые на доллары или дорогостоящие товары. Инфляция достигла своего апогея летом 1989 года, когда правительство Раковского "отпустило цены на продукты питания" и одновременно реализовало предложение, выдвинутое "Солидарностью" на Круглом столе, а именно: индексация заработной платы должна была компенсировать рост цен. Совокупный уровень инфляции с августа по октябрь составил почти 190 процентов, а за весь 1989 год он достиг 600 процентов. Было ясно, что подавление инфляции будет одной из первых задач нового правительства Тадеуша Мазовецкого. "В мировой экономической истории нет примера, когда столь высокую инфляцию удалось бы подавить без серьезных социальных проблем, включая банкротство некоторых предприятий и вызванную этим безработицу", - заявил новый премьер-министр в своем разоблачении. Автором этой части речи был министр финансов, заместитель премьер-министра Лешек Бальцерович.

К тому времени, когда был сформирован кабинет Мазовецкого, наброски плана экономических преобразований были в основном готовы. Уже весной 1988 года западные финансовые круги заметили, что коммунисты все более открыто отвечают на их предложения о глубоких экономических преобразованиях. В мае 1988 года с согласия коммунистических властей американский миллиардер Джордж Сорос создал в Варшаве Фонд Батори, который должен был стать своего рода центром влияния и экспертным фоном для проведения реформ в Польше и во всем Восточном блоке. Целью Сороса было также получить мандат от Совета министров Раковского на ведение переговоров с западными правительствами о долге Польши. Его идея заключалась в создании внешнего "трастового совета" для управления активами польских компаний. Затем долг должен был быть списан путем постепенной передачи пакетов акций бывших государственных предприятий западным компаниям и правительствам. Сорос описал эту идею в письме президенту США Джорджу Бушу. Белый дом считал этот план невыполнимым, поскольку ни одно коммунистическое правительство не могло согласиться на столь масштабную потерю экономического суверенитета.

Посланником и полномочным представителем Сороса в контактах с властями Польши был молодой экономист либеральной чикагской школы Джеффри Сакс. Летом 1989 года на заседании сенатского комитета по экономике он представил предположения экономической реформы, которые в значительной степени соответствовали тезисам плана Бальцеровича, представленного несколькими неделями позже. Подробное описание обсуждений комитета опубликовала Gazeta Wyborcza. Предположения, представленные Саксом, были сопоставлены с реформами Владислава Грабского. Вопреки процитированным выше словам Тадеуша Мазовецкого, которые были сказаны позже, было заявлено, что в результате реформ "реальный уровень жизни, вероятно, останется неизменным или повысится с самого начала реализации программы".

Первые действия нового правительства противоречили комментариям газеты. В первые недели пребывания у власти Лешек Бальцерович решил сократить дефицит бюджета за счет повышения цен на электроэнергию (на 150%), газ (на 100%), бензин (в сентябре на 60%, в ноябре на 50%) и алкоголь (125%). Также были отменены субсидированные цены на мясо и хлеб. Уже после введения плана были добавлены другие повышения цен: цены на уголь и газ были повышены на 400 процентов, на электроэнергию - на 300 процентов, на проезд по железной дороге - на 250 процентов, на железнодорожные тарифы - на 10 процентов.

В то же время группа экономистов во главе с Бальцеровичем готовила подробные законы, составляющие пакет реформ. В его состав входили Джеффри Сакс, Станислав Гомулка, Дэвид Липтон и Стефан Кавалец. Первый этап преобразований предусматривал реформирование государственных финансов, сбалансирование бюджета, внедрение механизмов рыночной экономики и начало изменения структуры собственности предприятий. Другой важной задачей было дальнейшее сдерживание инфляции путем введения налога на чрезмерные выплаты зарплат. Социалистическая экономика должна была стать рыночной благодаря либерализации цен, полной свободе предпринимательской деятельности и, в более отдаленной перспективе (около двух лет), приватизации государственных предприятий.

Уже в конце сентября 1989 года. Лешек Бальцерович представил предположения плана во время Вашингтонского саммита Международного валютного фонда и Всемирного банка с участием министров финансов стран Большой семерки. Кредитная поддержка этих стран и МВФ должна была стать фактором стабилизации экономической ситуации в Польше. Всего через несколько недель эксперты МВФ прибыли в Варшаву для наблюдения за реализацией плана. В то же время в прессе стали появляться все более реалистичные оценки последствий реформ. "В первый период после введения этих предприятий должен наблюдаться временный рост цен и снижение статистического индекса реальной заработной платы. Некоторые предприятия также могут быть вынуждены объявить о банкротстве. Не исключены также временный спад производства в отдельных областях и безработица, вызванная увольнениями работников с ликвидированных заводов. Тогда цены и доходы начнут стабилизироваться", - писала "Речь Посполита" в октябре 1989 года. Группа экономистов, окружавшая Бальцеровича, считала, что экономическая ситуация улучшится через несколько месяцев после вступления плана в силу. В действительности первые признаки экономического роста появились весной 1992 года.

Точкой конфликта между Бальцеровичем и Мазовецким стала дата введения плана. С самого начала министр финансов исходил из того, что датой отсечения является 1 января 1990 года. В конце концов, его "убедили" эксперты МВФ. Мазовецкий также требовал оценки социальных затрат на реализацию плана. Эксперты МВФ сохранили прогноз, согласно которому его негативные последствия будут проявляться в течение нескольких месяцев. В конце концов, премьер-министр утвердил все законопроекты. Их утверждение происходило в необычных условиях. Презентация в Сейме 17 декабря 1989 года состоялась в воскресенье. В этот день была назначена специальная парламентская комиссия во главе с депутатом ОКП Анджеем Завислаком. Представители всех клубов: OKP, PZPR, ZSL и SD работали вместе в этом комитете. В то же время, сенаторы неофициально знакомились с проектами, поскольку целью было убедиться, что Верхняя палата сможет рассмотреть акты в течение нескольких дней.

Из хода дискуссии можно сделать вывод, что многие члены парламента не осознавали масштаб вводимых изменений. В ходе дискуссий много времени было уделено, в частности, вопросу предоплаты за личные автомобили. На социальные издержки изменений указал, в частности, Александр Малаховский, депутат и впоследствии маршал Сейма; он также сказал, что общество должно быть лучше информировано о планируемых изменениях. Проекты также подверглись критике со стороны членов PSL-Odrodzenie (ZSL). В свою очередь, лидер "Солидарности" поддерживал программу реформ, но все больше критиковал правительство Мазовецкого. План был безоговорочно поддержан президентом Польской Народной Республики Войцехом Ярузельским, который во время встречи с Бальцеровичем призвал его ускорить работу, поскольку "несовершенное решение вовремя лучше, чем совершенное найденное поздно".

Сейм принял пакет из десяти законов (антимонопольный закон вступил в силу в феврале 1990 года) в четверг, 28 декабря, Сенат не внес никаких поправок, и 30 декабря 1989 года пакет отправился к Войцеху Ярузельскому. Последний выполнил свое обещание Бальцеровичу и сразу же подписал его. В тот же день законы и исполнительные распоряжения были опубликованы в "Dziennik Ustaw" (Журнал законов). Во время работы над законом была гарантирована поддержка МВФ, но полностью стабилизационный фонд МВФ был подготовлен только в январе.

Однако в первые недели после вступления в силу плана Бальцеровича выяснилось, что такая огромная защита не нужна. В то же время первые данные показали, что цены выросли не на ожидаемые 45%, а почти на 80%. Тем не менее, магазины по-прежнему пустовали. Ситуацию, по крайней мере на продовольственном рынке, спасла уличная торговля. Именно там, после нескольких недель действия плана, появились первые признаки стабилизации цен и функционирования рыночных механизмов. Другой важной поддержкой была продовольственная помощь от стран ЕЭС, в основном касающаяся зерна, продажа которого была остановлена фермерами, обеспокоенными низкими ценами. Еще одним признаком стабилизации экономики стало массовое появление малых предприятий. К концу 1990 года было зарегистрировано более 300 000 новых предприятий.

Социальные издержки от введения плана появились уже в середине 1990 года. "В первом квартале 1990 года 30% семей работающих и 39% семей пенсионеров не достигли прожиточного минимума на душу населения", - говорится в докладе экономического комитета Совета министров. Большой проблемой была также неспособность крупных предприятий освоиться в условиях рыночной экономики. Ранее недоступные промышленные товары лежали на складах заводов, производство все чаще приостанавливалось, а некоторые сотрудники были уволены. Реальные доходы населения падали быстрее, чем планировалось - в 1990 году более чем на одну пятую. Однако эти цифры могут быть серьезно искажены из-за огромной теневой экономики.

Весной 1990 года начались первые серьезные забастовки, в основном фермеров и железнодорожников. Следующие несколько месяцев стали периодом углубления рецессии, банкротства многих предприятий и ухудшения социального настроения. На отношение к экономическим реформам также повлияла информация об экономических скандалах и расширении прав коммунистической номенклатуры. Первые симптомы устойчивого роста появились в 1992 году, еще до открытия Варшавской фондовой биржи 22 марта 1991 года. Открытие торговли в бывшем здании Центрального комитета Польской объединенной рабочей партии стало символом первого этапа перемен.

Michał Szukała (PAP)

© 2000-2021 Polska.ru

«О Польше по-русски»

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика