Адам Чарторысский

Польша.ру > Польша > История

1801-1805 Негласный комитет
Министерство иностранных дел
1807-1812
1812-1815
1815-1823
 

    1807-1812

RB2 Network

    С ухудшением отношений между Россией и Францией вновь ожили надежды на осуществление планов восстановления Польши. Большинство связывало их с Наполеоном, другие - с Александром. Русский император, со своей стороны, также начал проявлять интерес к польскому вопросу, надеясь использовать его в качестве козыря в борьбе с Францией.
    А.Е. Пресняков отмечает появление общей тенденции в политике русского правительства: "проблема децентрализации управления рано, хотя и в малоотчетливой форме, стала перед Александром … Интерес к федерализму был в нем возбужден еще Лагарпом … В годы "тильзитской дружбы" мысль Александра получила новый толчок в этом направлении в этом направлении в связи с вопросом об устройстве новых окраин империи, особенно западных - Финляндии, Литвы, Польши.
    Пытаясь противопоставить что-то политике Наполеона в Польше, Александр в беседах с Чарторыским, происходивших в конце 1809-начале 1810 г., возвращается к прежним проектам. В результате этих бесед было решено, что Чарторыский поедет в Варшаву, чтобы на месте выяснить обстановку в княжестве.
    Князь был не единственным поляком, кто предлагал Александру проекты восстановления польского государства. В эти годы к императору был особенно близок граф М. Огинский, крупный литовский магнат. Он также выступал за то, чтобы Александр объявил себя польским королем. И объединил все исконные польские земли под своей властью. В качестве предварительной меры предполагалась образование автономного Великого княжества литовского из восьми западных губерний, Белостокского и Тарнопольского округов под управлением одного из членов императорской семьи (предлагалось, к примеру, кандидатура великой княгини Екатерины Павловны). Целью создания княжества было, во-первых, привлечение на сторону России общественного мнения в Княжестве Варшавском, а, во-вторых, мобилизация сил польских провинций на борьбу с Наполеоном, которая в случае победы завершится объединением всех частей Польши. Чарторыский отрицательно отнесся к этой идее, считая, что подобные меры не дадут желаемого результата. Для князя было не свойственно выделять интересы западных губерний, тогда как Огинский представлял прежде всего эти области.
    Александр, обеспокоенный успехами Наполеона, сознавая неизбежность нового столкновения с Францией, не желает уступать инициативу в решении польского вопроса. "Его ближайшая забота - чтобы Польша не стала вполне орудием Наполеона, его форпостом на Востоке, в корне разлагающем возможности новой коалиции. И не ушла бы безнадежно из-под его собственного влияния в духе проектов, какие он обсуждал с Чарторыским". "Александр намерен был действовать в двух направлениях: во-первых, привлечь на свою сторону польскую шляхту западных губерний и с этой целью инспирировал слухе о русском проекте создания из западных губерний самоуправляющегося Литовского княжества в противовес Княжеству Варшавскому, во-вторых, попытался привлечь на свою сторону шляхетские круги княжества".
    На вопрос о возможности успешной пропаганды в пользу России на территории Княжества Варшавского исследователи в целом отвечают положительно, т.к. там уже зародилось недовольство политикой Наполеона:
    "Но в то же время все большее число сторонников находила мысль избавиться от "покровительства" Наполеона и искать другие пути упрочения польской государственности … В 1810 году образовалась довольно пестрая группа, в которую вошли некоторые высшие офицеры во главе с Я.Г. Домбровским, некоторые бывшие члены "Общества польских республиканцев", бывшие эмигранты и др. Заговорщики готовились поднять восстание против Наполеона. У них было намерение вызвать в Польшу Костюшку и передать ему верховное командование, оживит лозунги 1794 года. Но в то же время политическое и дипломатическое представительство восстания хотели поручить Адаму Чарторыскому, что свидетельствовало о тяготении участников заговора к русской ориентации".
    Несмотря на это миссия Чарторыского, предпринятая по предложению Александра с целью выяснить настроение польского общества и привлечь на сторону России князя Юзефа Понятовского, т.е. командование армии, успеха не имела. Причиной этого стали, во-первых, тот факт, что недовольство Наполеоном не было всеобщим, а, во-вторых, занятая Понятовским позиция: на предложения Чарторыского он ответил решительным отказом и предупредил Наполеона о возможной опасности (не упоминая при этом о своем разговоре с князем Адамом).
    В историографии существуют различные подходы к решению вопроса о том, действительно ли в Петербурге разрабатывался план наступательной войны против Франции. Однако, факта поездки Чарторыского никто не отрицает. Таким образом, те, кто придерживается мнения о том, что реальных планов наступательной операции у русского правительства не было, должны признать, что Александр либо обманывался сам, либо обманывал князя, либо поездка задумана исключительно с целью агитации. Но тогда остается непонятным, зачем понадобилось обращаться к Понятовскому. Без соответствующих твердых гарантий нельзя было убедить его не выступать на стороне Наполеона в предстоящей русско-французской войне, и этого не могут не понимать в России. Такое обращение было бесполезным в условиях оборонительной войны, которая ничего не могла дать Польше - Понятовский не захотел бы и не смог выступить против Наполеона. Для чего тогда понадобилось ухудшать и без того непростые отношения с Францией?
    После неудачи миссии Чарторыского Александр вновь вернулся к плану образования автономного Великого княжества Литовского. Переговоры об этом уже велись весной 1810 г., но были прерваны и возобновились лишь в мае 1811 г. "Группа польских магнатов в Литве - кн. К. Любецкий, М. Огинский, Л. Плятер, братья Любомирские и некоторые др. - стала открыто распространять слухи о скором создании Княжества Литовского … Почва для положительного восприятия агитации в пользу России среди шляхты западных губерний, несомненно, была. Западные губернии находились в лучших экономических условиях, чем княжество".
    Огинскому и Казимиру Любомирскому было поручено составить план организации литовской армии в восьми западных губерниях. Однако, Огинский настаивал на том, чтобы этому предшествовала новая административная организация этих земель. Он заявлял, что "без гарантий восстановления Польши никто не станет сражаться против жителей княжества. Образование же Литовского княжества на только расстроить планы Наполеона и отсрочит войну, но и поможет со временем разбить Французов.
RB2 Network    Осенью 1811 года Александр поручил барону Г. Армфельду (президенту комитета по делам Финляндии) составить конституцию для Литвы и Польши, аналогичную Финляндской. К этой работе был привлечен и М. Огинский. В январе1812 года проект конституции был готов: польское королевство должно было иметь собственное внутреннее устройство, национальную армию и независимую администрацию. Но Александр отказался и от этого плана. Причиной этого стала неизбежность скорой войны с Наполеоном. У царя не было оснований опасаться недовольства со стороны Австрии и Пруссии, как то полагает Е.И. Федосова, точнее. Он мог просто не принимать во внимание их позицию - эти страны находились в полной зависимости от Франции, следовательно могли считаться потенциальными противниками. Поэтому незачем было щадить их интересы. Но у проекта нашлось бы не мало противников, в том числе и в самой России. К тому же неудача миссии Чарторыского показала, что на помощь княжества рассчитывать было трудно.

Продолжение...